© SOS: зачем и когда идти за психологической помощью / Преображариум

 Наведываться в кабинет психолога стоит так же, как и к стоматологу, или любому другому врачу, регулярно и для профилактики. Психолог Мария Фабричева рассказала редакции Преображариума, зачем ходить к психологу и как найти свой запрос.

Мария Фабричева — дипломированный психолог-практик и семейный консультант. Действительный член Профессиональной Психотерапевтической лиги и Член Украинской и Европейской Ассоциации Транзактного Анализа — УАТА/ЕАТА ; кандидат в транзактные аналитики в области психотерапии (trainee CTA-P).

Автор более 50-ти статей по семейной психологии и эксперт телевизионных проектов “1+1” (“Сніданок”), ТРК “Київ”, “Обозреватель”, “ICTV” (“Ранок у Великому Місті”) и постоянный эксперт проектов в Преображариуме.

Мария, предлагаем сначала внести ясность, как понять, какой специалист нужен и при каких случаях: психолог-консультант, терапевт, клинический психолог или психиатр? 

Во-первых, это четыре разные профессии. Психолог-консультант может помочь разъяснить вопрос в режиме «здесь и сейчас». Он не уходит в глубину, а работает в формате «запрос-ответ». Сессия длится час-два: психолог слушает проблему и дает рекомендации, что делать дальше, к какому специалисту обратиться.

Что касается терапии. В нашей стране терапией могут заниматься люди со специализированным образованием, которое дает только ВУЗ, а также с базовыми знаниями в определенном направлении. Под базой я подразумеваю минимум 2-3 года обучения. В психотерапии это может быть гештальт-терапия, когнитивно-поведенческая терапия, психоанализ, транзактный анализ. Терапевты учатся всю жизнь, ведь все время нужно развивать себя, проходить личную супервизию и терапию.

Клинические психологи – люди с базовым медицинским образованием, которые работают при клиниках или в стационарах. Чаще всего они имеют дело с людьми с зависимостями, расстройствами. Только клинический психолог может назначать препараты. Ни психолог-консультант, ни психотерапевт без медицинского образования назначать медикаментозное лечение права не имеют, даже валерьянку без смежной консультации. Это очень важно знать и помнить.

Психиатр – это врач, который получил высшее медицинское образование, прошел интернатуру и может лечить людей в области психиатрии. Психиатры могут заниматься душевнобольными, и не исключено, что при наличии смежного образования, ведут консультирование.

Психиатров у нас боятся больше всего, потому что институт психиатрии был уничтожен во времена Советского Союза, когда психиатры калечили психику людей. Попасть в руки к «мозгоправу» — это ужас, который тянет за собой все самые страшные шаблоны и стереотипы.

На данный момент психиатрия отлично развивается. Я работаю в тандеме со специалистом из этой сферы. Есть случаи, когда моих знаний может быть недостаточно, поэтому я направляю человека к психиатру, чтобы он своевременно получил качественную консультацию там, где психотерапия может быть бессильна.

 Часто можно чувствовать потребность в помощи психолога, но не знать, зачем. Это хороший запрос на исследование. 

В каких ситуациях нужно обращаться к психологу за помощью и поддержкой?

Сейчас в стране нестабильная ситуация, люди теряют базовую потребность в безопасности. В целях профилактики, так же как к стоматологу, нужно заглядывать в кабинет психолога. Выговариваться, плакать, высказывать свои страхи, делиться чем-то.

«Хочу выразить гнев на всех своих друзей» – запрос частый. Выплеснуть злость на человека, не ранив его, можно в кабинете психолога. Об этом никто не узнает, ведь у специалиста есть своя этика и он чтит правила конфиденциальности.

Когда человек пережил потерю, переезд в другой город, смену работы и квартиры, финансовые трудности – с этим стоит идти к психологу, чтобы не доводить себя до глубоких форм депрессии.

Если что-то не так во взаимоотношениях, не можете встретить «своего» человека, или отношения болезненно закончились, не выходит справиться с этим самостоятельно – тоже стоит идти к специалисту. Не бойтесь, что вы останетесь в терапии на долгие годы. Иногда задача психолога – снять острый кризис, помочь восстановиться. А дальше он работает только по конкретному запросу.

Часто можно чувствовать потребность в помощи психолога, но не знать, зачем. Это хороший запрос на исследование. Мы ведь уделяем внимание своему внешнему виду, здоровью, но так мало думаем о своей психике. Понять, кто я такой, какие у меня сильные стороны, ресурсы и как с этим взаимодействовать – очень интересный запрос.

Есть групповые игроки – люди, которые не идут в индивидуальную терапию, потому что им важны взаимодействия, а есть индивидуалисты, которые никогда не дойдут до группы. В чем отличие?

В кабинете один на один психотерапевт идет за клиентом, наблюдая реакции, делая какие-то выводы со слов клиента. Мы не видим, как человек ведет себя в социуме.

Групповая динамика помогает человеку проявить те или иные качества взаимодействия, а терапевту, который ведет группу, увидеть, как его клиенты взаимодействуют в социуме. Группа – отличное место, чтобы проработать сценарные паттерны, переносы и научиться видеть людей такими, какие они есть. И конечно же, исследование игр, в которые играют люди. Группа – это эффект микросоциума, который развивается в своей динамике.

Часто люди ходят и на индивидуальную терапию, и на групповую. Таким образом можно обсудить вещи, которые поднялись во время группы, но человек не был готов их озвучить.

Стоит ли бояться, что группа может пренебречь конфиденциальностью?

Важно понимать, что другие люди, которые пришли в группу, вряд ли пришли за тем, чтобы забрать чью-то историю и вынести ее в мир. Во время работы поднимается много личного и все начинают ценить свой микросоциум, не предавать его. На начальных этапах люди редко оголяют себя полностью, в основном формулируют запросы, заключают контракты, происходит исследование и диагностика, начинается групповая динамика. Все сидят в своих масках, потом они начинают падать и проявляются беззащитные люди со своими страхами, начинается следующая волна групповой динамики, когда все знакомятся заново. Это возможность посмотреть на них по-другому, понять их поведение, их ценности. В группе можно научиться понимать, на каких людей не стоит тратить свое время.

Часто люди ходят и на индивидуальную терапию, и на групповую. Таким образом можно обсудить вещи, которые поднялись во время группы, но человек не был готов их озвучить.

Когда и кому стоит идти на групповую терапию?

Если вы сомневаетесь, нужно вам или не нужно идти вглубь себя, или погружаться на несколько лет в индивидуальную работу с психологом, когда у вас сложности в коммуникациях с людьми. Групповая терапия сделает вас смелее и увереннее.

Чем отличается курс с психологом от закрытой терапевтической группы?

Курс – это диагностическо-образовательный модуль. Там есть и терапевтические моменты, но основная его задача: дать людям новые знания в психологии, рассказать об эго-состояниях, психологических играх, жизненном сценарии, то есть провести образовательный ликбез, чтобы люди получили новые знания, которые они смогут применять по отношению к себе и окружающим.

Курс позволяет провести диагностику своего ведущего эго-состояния, понять существующие личностные адаптации, что такое драйверное сценарное поведение и как из него сделать мощный личностный стиль. Вы поймете себя, свои сильные стороны и как с их помощью выстраивать жизнь. Кроме того, сможете принять решение, нужно ли идти дальше в терапию.

Закрытая терапевтическая группа – это три встречи один раз в месяц на целый день. Это терапевтическое погружение. Курс дает диагностику, а группа проработку глубинных вещей. Она состоит максимум из 10 человек. Есть возможность уделить время каждому участнику. Каждый выходит со своим запросом, может проработать его, а другие, в пассивном формате, чувствуют и наблюдают. В другом человеке всегда можно увидеть то, что не замечали или игнорировали в себе.

Кроме того, в закрытой группе идет терапия, а она всегда направлена на изменения. Это также возможность вылить свои чувства, прожить потери, получить поддержку. Вы можете прожить опыт другого человека и добрать от него нужные качества и знания.

© редакция Анастасия Гончар / Преображариум