Психолог-медиатор Мария Фабричева: о том, как предупредить суицид и обрести смысл жизни © https://lyonl.com

Психолог-медиатор Мария Фабричева: о том, как предупредить суицид и обрести смысл жизни © https://lyonl.com

мое новое #интервью специально для https://lyonl.com
**благодарю журналиста Татьяну Гаврильчук за возможность осветить такую сложную. деликатную и при этом важную тему
 

Умению находить счастье нужно обучаться нам самим, помогать друг другу и учить этому детей.

У многих людей бывают моменты, когда хочется все бросить и даже свести счеты с жизнью. Но как выйти из этого состояния, что сделать, чтобы изменить свой настрой без опасности для себя? Ведь жизнь — самое ценное, что есть у человека. Особенно остро стоит такая проблема перед военными, побывавшими в зоне АТО. В зоне риска — подростки и даже те, у кого все вполне благополучно на первый взгляд. Как справиться с суицидальными мыслями, помочь близкому человеку и научиться радоваться каждому прожитому мгновенью? Об этом расскажет психолог-медиатор и семейный консультант Мария Фабричева.

МАРИЯ, СТОИТ ЛИ ГОВОРИТЬ О ТЕМЕ СУИЦИДОВ. ВЕДЬ КОГО-ТО ОНА МОЖЕТ НАОБОРОТ СПРОВОЦИРОВАТЬ?

Говорить об этом стоит. Тема действительно очень деликатная. И когда мы избегаем проблем, то она не решается, а усугубляется. Есть психологическая защита —игнорирование, когда я делаю вид, что ничего не происходит и все у меня хорошо. При этом есть боль, и болит даже душа. Потом происходят трагические случаи. Поэтому в ситуации с суицидами умалчивание не поможет. Необходимо говорить простым языком о сложных вещах и беседовать с вектором не на проблему, а на ее решение. Ведь суицид не случается вдруг.

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ ТАКИЕ ТРАГЕДИИ ПРОИСХОДЯТ СРЕДИ ВОЕННЫХ, КТО ПОБЫВАЛ В ЗОНЕ АТО. СУЩЕСТВУЕТ ЛИ СТАТИСТИКА СУИЦИДОВ ПО УКРАИНЕ?

Статистика маскируется. Цифры назвать трудно. Они достаточно высокие и продолжают расти. Среди самоубийц в последнее время, действительно, много людей, побывавших в зоне боевых действий. Там они проходят опыт, который находится за гранью человеческого понимания. Это другая совершенно категория работы, и они нуждаются в поддержке.

Очень важно понимание того, что обращаться за психологической помощью не слабость, а ресурс. Ведь люди, возвращаясь в обычную мирную жизнь, нуждаются в адаптации. Иначе мы будем иметь дело с драмами, большими трагедиями, когда человек не справляется самостоятельно. Сначала ему кажется, что все хорошо. Потом он может впадать в глубокое депрессивное состояние, а затем приходить к трагической развязке — суициду.

ЕСТЬ ЛИ КАКИЕ-ТО ПРОГРАММЫ, ПОМОГАЮЩИЕ АДАПТИРОВАТЬСЯ ВОЕННЫМ НА МИРНОЙ ТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ?

Речь идет не об изоляции человека или о том, что он болен, а о его опыте за гранью человеческого. Во всем мире существует практика помощи и поддержки таким людям. Есть прекрасные центры в Израиле. Однако я не раз слышала, что нам не подходят эти программы. И я злюсь, когда это слышу.

Большая проблема нашего менталитета в том, что мы хотим отличаться от всех остальных и придумать что-то свое. Это совершенно не та ситуация, где нужно придумывать. Ведь это не этикетки шампанского, а люди, которые защищают границы нашего государства. Они принимают удар на себя и нуждаются в поддержке государства не только материальной, но и психологической. Поэтому для людей, которые побывали в зоне АТО, важно присутствие военных психологов.

БОЛЬШИНСТВО МУЖЧИН, В ТОМ ЧИСЛЕ ВОЕННЫХ, ПОБЫВАВШИХ В АТО, УВЕРЕНЫ, ЧТО ОБРАЩЕНИЕ К ПСИХОЛОГУ СЧИТАЕТСЯ ПРОЯВЛЕНИЕМ СЛАБОСТИ. КАК ОБЪЯСНИТЬ, ЧТО ЭТО НЕОБХОДИМО?

Существует Украинский союз психологов и психотерапевтов (УСП). Там работают профессиональные психологи. Туда можно спокойно обращаться. Если человек обратится в эту организацию или к конкретному психологу, то он может быть уверенным в своей конфиденциальности. Его данные не будут разглашаться. Никто и никогда не узнает, что он посещает психотерапевта или терапевтическую группу с таким же опытом.

Если человек обратится за поддержкой к психологу, то он может быть уверен в своей конфиденциальности.
Эти группы ведутся моими коллегами. Один из них — Андрей Полтавец (Психологическая кризисная Служба). У него самого есть военный опыт в зоне боевых действий. Он занимается реабилитацией воинов АТО и помогает ребятам направить в нужное русло свою жизнь. Многие не хотят обращаться к женщинам-психологам, поэтому хочу подчеркнуть, что среди моих коллег работают и мужчины.

В КИЕВЕ ГОРАЗДО ПРОЩЕ И БЫСТРЕЕ НАЙТИ ПСИХОЛОГА, А КАК БЫТЬ ТЕМ, КТО ЖИВЕТ ДАЛЕКО ОТ СТОЛИЦЫ?

В небольших городах мы сталкиваемся, к сожалению, с такими проблемами и неприятностями. Мое предложение — просто не бояться звонить в психологические службы поддержки и телефоны доверия (http://www.callpoint.pro).

В той же Психологической кризисной Службе есть официальный телефон доверия. Туда можно позвонить и получить поддержку с любого уголка Украины. Все абсолютно конфиденциально, и разговоры не записываются. Это тоже важно понимать.

УХОДЯТ В АТО НОРМАЛЬНЫЕ РЕБЯТА, А ВОЗВРАЩАЮТСЯ ГЕРОИ, НО С ДРУГОЙ ПСИХИКОЙ, ЧТО ИНОГДА ПРИВОДИТ К ТРАГЕДИЯМ. ЭТО РЕЗУЛЬТАТ ОТСУТСТВИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ?

Да, это и есть последствия нерешенной проблемы. У человека появляются так называемые флешбэки, когда в определенные моменты любой шум или хлопок отбрасывают его в другую реальность.

Наш мозг не готов воспринимать события, несовместимые с человеческим опытом, такие как войны, катастрофы, стихийные бедствия, массовые смерти. Сам человек не готов к этому, даже если он знает, что в мире такое происходит. Сначала он испытывает шок. Потом начинается проживание классических стадий: отрицание, гнев, торги, принятие и выход. Но если человек регулярно находится в травмирующем событии, у него срабатывает накопительная травматизация.

Каждый день наши ребята в АТО сталкиваются с опытом, несовместимым с жизнью. Да, человек может адаптироваться. Однако адаптироваться — это прожить, принять и выйти из этого здоровым. Ведь там происходит адаптация под ужасные обстоятельства, а в мирной жизни человеку надо из них выходить, поскольку здесь таких обстоятельств нет. Для него это тоже травма и шок. Теперь нужно прожить это и адаптироваться здесь. На данном кризисном перекресте человек нуждается в поддержке, чтобы оплакать то, что случилось с ним в АТО, прожить, позлиться, переключиться и выдать все это из себя. Только потом учиться жить в мирное время.

И еще. Очень хочется, чтобы во время праздников, люди не использовали петарды и хлопушки. Это также важно понимать. Такая хлопушка кого-то может напугать, а кого повернуть на флешбэк. Вы же не знаете, кто в этот момент проходит рядом с вами.

А ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК НЕ ПОНИМАЕТ, ЧТО С НИМ ПРОИСХОДИТ И, СООТВЕТСТВЕННО, ОТРИЦАЕТ НАЛИЧИЕ ПРОБЛЕМЫ, ТО КАК И ЧЕМ МОГУТ ПОМОЧЬ БЛИЗКИЕ?

В цивилизованном мире люди, вернувшись из зоны боевых действий, сразу проходят психотерапию. Параллельно работает группа для родственников. Их обучают тому, как действовать и поддерживать родного человека, на что обращать или не обращать внимание. Ведь родные таких людей тоже оказываются в зоне риска и попадают под вторичную травматизацию.

Например, муж возвращается из АТО. Ему надо с кем-то поделиться переживаниями. Он рассказывает о них жене. Супруга такой опыт пропускает через себя и получает травму. Теперь перед нами двое травмированных людей. Жена теряется и не знает как помочь. Поэтому я призываю девушек, жен и матерей, если вы видите, что ваши мужчины находятся в подавленном состоянии или агрессии, обращайтесь к специалистам. Мужья сами не позвонят. 

Но вы можете обратиться в УСП или Психологическую кризисную Службу и получить консультацию психолога с разъяснениями как себя вести, что делать и как помочь. Иначе останется замкнутый круг, в котором близкие будут вариться и выплескивать негатив на друг друга. По-другому, к сожалению, данная проблема не решается. Это же относится и к бытовым суицидам.

Поддержка родных и близких помогает преодолевать жизненные препятствия и психологические проблемы.

НАСКОЛЬКО РАСПРОСТРАНЕНЫ БЫТОВЫЕ СУИЦИДЫ, И В ЧЕМ ИХ ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА?

Официальной статистики у нас нет. Но вы понимаете, например, что когда женщина живет в атмосфере насилия, то единственное решение проблемы она видит в суициде. Когда происходит насилие на бытовом уровне, накапливаются боль и травма. Человек все время проживает состояние шока и находится в депрессивном состоянии. Он старается быть условно хорошим, чтобы его не трогали. Но эта «хорошесть» — прямой путь к суицидальному исходу. Человек не видит другого выхода. Он не понимает, что можно сделать в ситуации, и хочет только одного — чтобы его оставили в покое.

В нашей стране профилактика бытового насилия и насилия в семье пока что на слабом уровне. Да, закон принят, но нет ордеров, например, запрета тому или иному человеку приближаться к другому на определенное расстояние. Такая практика существует в Америке уже более 30 лет. У нас в таких случаях стоит обращаться за помощью к психологическим службам или звонить по телефону доверия.

НО ВЕДЬ ПРОИСХОДЯТ СУИЦИДЫ В ПРИЛИЧНЫХ И БЛАГОПОЛУЧНЫХ СЕМЬЯХ. ВНЕШНЕ ЧЕЛОВЕК НАСТРОЕН ОПТИМИСТИЧНО, И ВСЕ У НЕГО ПРЕКРАСНО, НО ВДРУГ ОН ИДЕТ НА ТАКОЙ ШАГ. КАК ЭТО ОБЪЯСНИТЬ?

Вдруг — это не про суицид. Он бывает нескольких типов. Например, провокативный. Человек не хочет умереть, но не знает как привлечь к себе или своей проблеме внимание. По сути, это манипуляция, когда человек угрожает, но не знает, как решить свою жизненную ситуацию. До суицида они доходят только случайно, когда не успевает приехать скорая помощь.

МОЖНО ЛИ К ЭТОЙ ГРУППЕ ОТНЕСТИ ПОДРОСТКОВ?

Да, к этой группе относятся и подростки. Ведь они провокативны в своих проявлениях. Для них это своеобразный крик о помощи. Кто-кто, но подростки уж точно не желают умереть, а остро нуждаются в поддержке. Они хотят, чтобы их приняли. Суицид для них — заявление о своей сверхважности или наказание для родителей (чтобы знали, как меня обижать). Это также накопительная система стрессов.

КАКИЕ ЕЩЕ СУЩЕСТВУЮТ ВИДЫ СУИЦИДОВ?

Существуют суициды, на которые идут сознательно, думая, что это единственное решение проблемы. Сразу подчеркну, если мы берем категорию взрослых и подростков, которые идут к суициду, важно понимать: они носители драматического сценария.

Это люди, которые настроены на жизненную трагедию. У них открыт люк избегания критических ситуаций, и они убивают себя самостоятельно или провоцируют через драматические отношения. Человек придумал себе, что если вдруг столкнется с определенной ситуацией, то покончит с собой. Может быть и своеобразный жест доброй воли, когда человек решает, что родным будет лучше без него. Также могут думать и подростки.

КАК ПОМОЧЬ ПОДРОСТКУ В ЭТОМ СЛУЧАЕ?

Подростковый суицид распространен. Они — оппозиция. Таким способом они отстаивают свои права. Поэтому в беседах с ребенком необходимо делиться своими чувствами, а не заставлять отвечать на вопросы. Нужно говорить о том, как вам важно, чтобы у вашего ребенка все было хорошо.

Кроме того, необходимо объяснить детям, что они могут к вам обращаться со своими проблемами, и вы готовы обсуждать их.

В беседах с подростками необходимо делиться своим опытом решения проблемы, а не заставлять ребенка отвечать на вопросы.

ЕСТЬ ТАКИЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ У ПОДРОСТКОВ, КОТОРЫМИ ОНИ НЕ ГОТОВЫ ДЕЛИТЬСЯ ДАЖЕ С БЛИЗКИМИ. ЧТО ДЕЛАТЬ?

Детям нужно рассказывать, что они могут получать поддержку, обратившись в службы доверия, к психологу или звонить в Национальную детскую «горячую» линию – 0 800 500 225 (стационарные звонки бесплатно), 116 111 (бесплатно с операторов Киевстар, Лайф, Водафон).

Еще дедушка Фрейд сказал: «Нет такого человека, которому бы нечего было сказать о своей матушке на сеансе психотерапии, даже если она была самой лучшей на свете». Речь о том, что мы, как и наши дети и наши родители, в той или иной степени все события воспринимаем по-своему. Ведь существуют факты, а есть интерпретации. И то, что вы делали для вашего ребенка из лучших побуждений могло оказаться сущим садизмом по отношению к нему. Не бойтесь, что на психотерапии он будет жаловаться на вас. Пусть он лучше позлиться конфиденциально в кабинете психотерапевта.

КАК ЖЕ НАУЧИТЬСЯ НАХОДИТЬ МОМЕНТЫ СЧАСТЬЯ, ЧТОБЫ МЫСЛЕЙ О СУИЦИДЕ НЕ ВОЗНИКАЛО?

Счастье многогранно, и его палитра очень насыщена. Например, когда я злюсь, то я также счастливый человек. Потому что я реагирую на то, что кто-то или что-то нарушает мои границы. У меня есть гнев, и я его выражаю, что помогает мне быть счастливой. Это и есть нормальное здоровое счастье, а не когда нас призывают к модным практикам «дзен», представляя себя сидящим на листике лотоса и слушая шуршание крылышек бабочек. Быть в «дзене» — это большая группа риска. И, к сожалению, не только дзен.

Умению находить счастье нужно обучаться нам самим, помогать в этом друг другу и учить этому детей. Так можно выразить свой гнев здоровым способом и быть счастливым здесь и сейчас! Имеется в виду то, что важно разрешать себе некий социально допустимый бунт. Например: «Ты скрипишь зубами, и я скриплю зубами. Давай в «Шандарашку» отправимся и побьем тарелки!».

Пусть в вашем доме будут палки-выбивалки. Ими можно бить по подушкам. Оставьте эту палку-выбивалку ребенку и позвольте ему бить подушку.

Еще можно воспользоваться «техникой халата». Я сама ее использую. У каждого из нас есть ванна. В ней есть халат, висящий на двери. Вы заходите ванну, смотрите на халат и высказываете ему все, что у вас сегодня накопилось. Можно и материться. Халату все равно. Таким образом, вы сохраняете себя и отношения с близкими.

Давайте учиться заботиться о себе и быть счастливыми!

 

© интервью записала журналист Татьяна Гаврильчук

источник: https://lyonl.com/ru/layfstayl/2018/4/12/psikhologmediator-mariya-fabricheva-o-tom-kak-predupredit-suitsid-i-obresti-smysl-zhizni/

Comments for this post are closed.

© «Дурашка ты моя»: Механизм обесценивания в системе родительско-детских отношений / WOMO

Психолог Мария Фабричева о тех "дискаунтах", которые родители накладывают на своих детей Источник: http://womo.ua/132315-2/

Штормит: Что происходит с обществом, когда публично вскрываются случаи насилия © zza.delo.ua

Что происходит с нашим обществом и почему нельзя вешать клеймо "сам/сама виноват/а" на человека, пострадавшего от насилия, — объясняет …

«Культ страдания»: Как украинцам перестать быть несчастными © WOMO

© Как украинцам перестать быть несчастными - Объясняет психолог, семейный консультант-медиатор Мария Фабричева - специально для WOMO …