По ту сторону волков … ©

По ту сторону волков … ©

© #МарияФабричева 

#НепсихологическиеСказки_2. Зарисовки цикла: По ту сторону Волков


I.

Сквозь ночную тьму на меня, смотрели два желтых глаза, от их жуткого сияния меня бросило то в жар, то в холод, ноги отказывались слушаться, тело словно парализовало.

Я схватила корзинку и попятилась назад. В тот миг мне оставалось лишь подчиниться и признать, что сейчас я уязвима, в своей боли и в своем страхе….

Волчица подошла ко мне близко-близко, заглянула в лукошко, обнюхала, и резко протянула мне красную накидку: — Возьми это, чужая женщина!

— Это дар?

Хозяйка леса, не обращая внимания на мой вопрос, рявкнула:

— Убирайся! Тебе здесь нечего делать!

— Я лишь хотела…

— Мне плевать, что ты хотела, достаточно тех уроков, которые мне дали твои собратья… Ты – человек, а людям нельзя доверять. Пошла прочь, не порть жизнь моему мальчику

— Но я не такая… — качало, я старалась взять себя в руки, на гране возможностей, сопротивлялась ее силе, но получилось лишь одно – крепко сжать в руках лукошко и удерживать свое слабое, непослушное тело, опираясь об холодную стену.

— Не такая?! – Волчица провела когтями по стене, — ну да…я тоже не такая, не Капитолийская волчица и не Ракша, чтобы вскармливать человеческих детёнышей и их непутевых мамаш…мне не с чего испытывать судьбу и ждать, когда нанесут удар в спину…У тебя есть две минуты, чтобы выйти из логова или я разорву тебя

Выбор был не велик, в другой раз я, быть может, и рискнула бы подискутировать про опыт и возможность его изменить, если бы не одно «Но» —  в лукошке, тихо, словно, не чувствуя всего ужаса происходящего вокруг, посапывала ты – моя девочка…

Я предпочла уйти, уйти и никогда не возвращаться… Убежать, спрятаться, чтобы больше никогда не вспоминать того, что случилось в этом тем-темном лесу; чтобы не чувствовать страха и не слушать лязга стальных волчих зубов, чтобы не прокручивать снова и снова наш с ней диалог и не упираться в два желтых, сияющих ледяной ненавистью глаза, очередной раз осознавая, что в этой битве я – проигравшая сторона…

Волчица, казалось, считывает, как внутри меня таят последние надежды, как сильные чувства, еще недавно окрыляющие, трансформируются в черный сгусток ненависти, прищемляющей и опустошающей…

Лишь на секунду я обернулась, мне показалось, что там, во тьме логова стоит он, и сейчас произойдет чудо — он выйдет из тени своей матери и скажет то, что должен был сказать…

Цепляясь за минимальный шанс остаться, я робко взглянула на Волчицу и тихо-тихо переспросила:

— Накидка…это дар? Для меня?

— Это дар для моего сына…это единственная возможность для него выжить – обходить стороной девочку, что будет прогуливаться в накидке по нашему темному лесу…

Сейчас, рассказывая тебе, тайну твоего рождения, я верю, ЗНАЮ! Что он был там, но он не вышел…

А мы с тобой навсегда остались по ту строну Волков…


II.

— Ну здравствуй, папа…

Серый Волк дернулся от неожиданности, поднял глаза:

— Ну, здравствуй, дочь, — прохрипел он и оттолкнувшись от трухлявого пня, попробовал выровняться, подойти поближе, и принюхаться.

От нее пахло сдобой, злостью и страхом: «знакомый микс». Внизу его живота снова заныло – камни, проклятые камни, выходили тяжело. Снова и снова будоражили сознание, напоминая о дне, который вызывал адскую боль, излить которую, отчасти, получалось лишь в полнолуние, протяжным, пугающим округу, воем.

Стареющий битый Волк нахмурился, изо всех сил пытаясь скрывать напряжение и дрожь в его седеющих лапах. — Зачем пришла…малышка?

-Малышка!? — девочка пнула лукошко ногой, пирожки рассыпались по влажной траве, она поняла один, отряхнула и протянула Волку: — Будешь? – он лишь угрюмо покачал головой. 

– Малышка выросла и захотела понять, почему так, почему?

— «Почему так»? – эхом повторил Волк и отвернул морду, в попытке скрыть слезы, которые предательски выступили на его выцветающих желтые глаза. Старческая сентиментальность была присуща его племени, особенно, в начале весны. 

– Ладно, девочка, что ты хочешь узнать?

— Я хочу знать почему ты — такой трус? Почему ты не вышел тогда…мать мне все рассказала?!

«Мать все рассказала…» — Волк снова закивал в унисон ее словам. Он был готов согласиться на все, признать все, только бы снова не вынимать из недр памяти осколки того странного года, когда вопреки всем законам он чуть не променял свой род и Стаю на любовь к двуногой, прямоходящей самке из рода Людей. 

Он помнил, как от нее пахло сдобой, как кровь застывала в жилах, и хотелось выть, от всепоглощающей, пронизывающей каждый миллиметр его тела, страсти. 
Он помнил, как с наступлением темноты, он украдкой пробирался в избушку, как потрескивали угли в камине, и, как было тепло. 

Помнил, как с первыми лучами рассвета выбегал из избушки, дабы не попасть не глаза Ее матери, и со всех ног нёсся к логову, дабы угодить Своей. 

И как каждый раз, на него из глубины темной пещеры смотрели, два острых желтых огонька и слышалось тихое шипение: «Не смей! Даже не думай!»

Волк зажмурился, очередной раз пытаясь словить и удержать нити оставшегося, далеко в прошлом, непрожитого счастья и тут же взвыл, увидев, как из недр подсознания выходят горящие ярким желтым огнем глаза матери- Волчицы…

Счастье в миг развеялось, остался лишь этот леденящий изнутри рык: «Не смей! Даже не думай!» Волк резко дернулся, словно пытаясь сбросить желтую пелену с глаз и рявкнул: 
— Я не вышел, потому что я не вышел, чего тебе еще?

Шапочка поджала губы, опустила голову пытаясь спрятать слезы и переключиться на рассыпанные по траве пирожки: «Надо быть сильной, это ни к чему бы и не привело». 
 Все ожидания рухнули, быть может не стоило все это, эта встреча и не нужна вовсе.
Ну что нового она узнает, что может изменить этот разговор? Разве сможет она забыть всю ее боль, скитания по лесу от избушки к избушке, и поиск новых тропинок – «только бы не попасть на глаза старой Волчице».

Чего стоят его волчьи признания, по сравнению с вечным страхом ее матери, которая боялась выйти из избушки даже для того, чтобы взять воды из колодца; сравниться ли его серая правда с праведным гневом ее бабки, которая, казалось только и жила тем, что с утра до поздней ночи посылала проклятья по ту сторону Волков.

И сможет ли сегодня она – Красная Шапочка, найти в себе силы, и еще раз заглянуть в тускнеющие желтые глаза своего отца, чтобы принять свою темную часть, и научиться управлять тем, что мешает ей спать каждое полнолуние и вырывается наружу протяжным, пугающим округу воем…


III.

Старая волчица неслась со всех ног, сквозь лесную чащу. Не чувствуя ни боли от ударов колючих веток, ни усталости. «Нужно успеть до темна, нужно успеть, чтобы стая не узнала…»

Ее сердце стучало, словно бешенный мотор, топливом которому служил гнев, лютый, архаический гнев…

Несколько часов, что разделяли ее от рассвета до избушки казались вечность, но вот он, долгожданный, проклятый старый дом…

Волчица замедлилась. Дыхание сбивалось, но ощущение близкой цели возбуждало и придавало сил.

Она огляделась вокруг: «Никого».

Оскалив свои клыки, она нацелилась сделать последний рывок. Как вдруг калитка распахнулась и навстречу ей вышла женщина, та, с кем из давно объединила вражда, та, что посмела нарушить давний контракт, та, которой и предназначена была эта ярость, омывающая больное сердце матери-волчицы.

— Ты…- волчица издала дикий рык, — как ты посмела нарушить наш давний уговор, чертова старуха.

— Старуха?! Ты тоже не помолодела, милая. Серые клочья сменили твою шелковую черную шерсть, дышишь, словно старый паровоз, а ведь граница леса не так уж далеко. Раньше ты бегала быстрее.

— Раньше… — волчица хмыкнула, и присела на пень, — а ты не меняешься, замыливаешь глаза все так же умело. Вернемся к началу. Как ты посмела нарушить наш уговор?

— Я не понимаю, о чем ты?! Все давно решено, ты там, а я здесь. С моей стороны все тихо, люди не ходят по ту сторону волков, это волки сегодня пришли к нам. Или ты сменила родословную?

— Черт! Как же я ненавижу эти ваши человеческие игры. С самого детства ненавижу. С тех пор, как убежала от тех. Кто пытался сделать из меня игрушку, посадив на цепь, словно я ручной шпиц. Еще тогда я поклялась себе, что никогда больше не позволю людям играть со мной в эти игры и буду рвать каждого, кто осмелиться приблизиться ко мне и моей стае. И надо же было случиться, что та девчонка, которая хотела сделать из меня цепного, покорного плюшевого пса, окажется, в будущем, матерью той, кто осмелиться охомутать моего сына!

— Я тоже не была рада этому, ты знаешь…, и я чту наш уговор. Моя дочь и внучка никогда не встречались с твоим сыном, с того самого дня…

— Да, с того дня, как я позволила сотворить это с ним, с того дня, как я пошла у тебя на поводу, не видя другого выхода сломать его веру в людей, кроме как позволить набить его живот камнями… С того дня он больше ни разу ни вспоминал и не решался переходить границу леса, в надежде вернуть свою полукровную семью назад, просто тихо выл…на луну, на судьбу, на меня…

— И что? Что измелилось…его вой вроде не затих, — женщина старалась изо всех сил, перекрывая свой страх сарказмом

— Не каркай, сарая ведьма, вой не затих, а вот твоя внучка…, — волчица хрипела от злости, ее глаза наливались желтым светом, еще секунда и она сорвется с места, и оттолкнувшись от старого пня разорвет ненавистную ей женщину

— Что моя внучка? – женщина напряглась, чуя не ладное

— Не знаешь, — Волчица облизнулась, — я чую твой страх, — она перешла на шепот, словно стараясь нанести удар в самое сердце своей давней, закадычной антагонистке, — так вот, твоя внучка вчера пересекла границу и пришла поговорить с моим сыном… кто рассказал ей правду, кто посмел нарушить наш уговор? Что ты скажешь на это, а, бабушка Красной Шапочки?!

Бабушка молчала, стараясь спрятать, от колючих глаз волчицы, свои руки, что предательски тряслись, транслируя страх, что проходил через все ее тело, до кончиков пальцев.

Она знала кто нарушил уговор. Знала, что дочь найдя старый семейный архив узнала про тот дикий спектакль, который, много лет назад, они, устроили вместе с волчицей, дабы разорвать союз их детей. И зачем она только записывала все это? Для кого? (женщина кляла себя, за привычку вести эту летопись)

Крик дочери до сих пор бил в уши, хлесткими ударами ненависти и краха семьи:

— Как ты могла, мама?! Как?! Я просила тебя помочь мне быть с ним, а ты вошла в сговор с той, кто отправил меня бродить по темному лесу, с ребенком на руках… Как ты могла? Ведь ты знала, знала все… Он верил тебе, он пришел в той дом в надежде вернуть нас, а ты разыграла весь этот фарс, обещала, что в твоих одеждах его не тронут, ты позволила сделать с ним такое? За что мама…

С тех самых пор она не видела свою дочь. Лишь раз в месяц получала от нее посылку, пирожки в плетенном лукошке, которые приносила внучка. И вот пару месяцев назад и внучка перестала приходить. Женщина поняла, ее повзрослевшая Красная Шапочка узнала правду своего рождения, по ту сторону волков…


 

© #МарияФабричева #НепсихологическиеСказки_2. Зарисовки цикла: По ту сторону Волков

 

 

Comments for this post are closed.
" data-path="https://fabricheva.com.ua/wp-content/themes/mentalpress/share42/">

Сила слова: как родители влияют на нашу жизнь и программируют на неудачи © uaua.info

Как родители влияют на нашу жизнь, почему мы несчастливы и неуспешны, а также, как перестать передавать негативные установки своим детям, …

REDESIGN: что такое счастье с точки зрения терапевта? / © Мария Фабричева

Тема счастья бесконечно прекрасна, потому что каждый раз раскрывает нам новые возможности для того, чтобы узнать себя и стать ближе …

Між тугою та бентегою: психологиня про український «культ страждань» © platfor.ma

Platfor.ma поговорила з Марією про те, чому українське суспільство опинилося в цій кризі, які її симптоми й наслідки та як вилікувати цілу …